• г. Москва, Измайловский бульвар, 32/23 к 1

Московский десант в Липецке  

5 апреля в Липецке, в актовом зале Управления образования и науки Липецкой области, состоялся информационный семинар "Реабилитация семей, имеющих в своем составе ребенка с нарушением слуха". Это мероприятие организовал – со своими сотрудниками и активными членами Общества – председатель Липецкого РО ВОГ Максим Барсуков, который использовал средства гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов Были приглашены родители неслышащих детей, педагоги МБОУ "Средняя общеобразовательная школа №40" во главе с директором Т.И. Аксеновой, педагоги Задонской школы-интерната для детей с нарушениями слуха, представители Управления социальной защиты населения Липецкой области, липецкого техникума городского хозяйства и отраслевых технологий, липецкой областной спортивно-адаптивной школы (пришел заместитель директора С.В. Самохин).

Доклады на семинаре делали москвичи М.Б. Ларионов, А.А. Комарова, Н.А. Чаушьян. В.А. Паленный. Заместитель начальника Управления социальной политики и реабилитации ВОГ Максим Ларионов выступил с докладом на тему "Жестовый язык и закон"; в центре его внимания были закон о повышении статуса русского жестового языка, подписанный президентом РФ В. Путиным в конце 2012 года, и открываемые им новые возможности использования РЖЯ в образовательном процессе. 

 Анна Комарова, рассказывая про "основные тенденции современной сурдопедагогики", начала с экскурса в историю, обратив внимание слушателей на любопытные, но вполне закономерные совпадения в истории обучения глухих разных стран, на наличие неких "констант". Затем доцент МГЛУ подвергла критике слепую веру в преимущества устного способа обучения и мифы, связанные с жестовым языком. 

 Сурдопедагог ГКОУ СКШИ №65, председатель МОГУ Надежда Чаушьян свой доклад "Роль жестового языка в лингвистическом и когнитивном развитии глухого ребенка" начала со списка главных мифов, связанных с глухотой – только уход от них и трезвая констатация фактов открывает путь к воспитанию глухого ребенка. Незачем "демонизировать" ЖЯ – в силу своей визуальной модельности он является естественным, родным языком для глухого ребенка, и следует его использовать как ресурс для развития глухого малыша, освоения им второго языка – словесного. Надежда Алексеевна раскритиковала существующие ФГОСЫ (федеральные государственные образовательные стандарты) и учебные программы, составленные без учета такого инструмента как РЖЯ. И высказала парадоксальную на первый взгляд мысль: если не использовать ЖЯ в цепочке учебного процесса, то будет расти процент глухих детей, которые из-за плохого знания русского словесного языка никогда не получат аттестат об окончании школы – его ждет только справка. 

 Главный редактор "ВЕС" Виктор Паленный" уже выступал в Москве с докладом на тему "Аудизм как барьер и как путь к пониманию проблемы", но в Липецке он воспользовался дополнительными 30-40 минутами, чтобы не просто познакомить слушателей с основными положениями двух концепций глухоты – медицинской и социокультурной, но и показать зыбкость границ между разновидностью нормы и инвалидностью. Прозвучала мысль, что тенденция общества называть биологическими отклонениями то, что на самом деле является социальной разновидностью, – это фактически дискриминация тех или иных групп людей: "инвалидность это не то, что есть у человека, – это ярлык, который на него вешают". 

 После каждого доклада слушатели задавали вопросы, а последний час ушел на обсуждение различных аспектов обучения и воспитания глухих детей. Глухие и слабослышащие родители не сидели тихо, а некоторые даже проявили такую активность, что Н.А. Чаушьян и М.В. Барсукову пришлось призвать их к "конструктивному диалогу" со школой №40 и формированию пожеланий в более корректной форме. Надежда Алексеевна подчеркнула, что родителям маленьких детей следует больше требовать не с детсада или школы, а с самих себя. Хотелось бы верить, что семинар оказался полезным всем – и родителям, и педагогам. И что Липецкое региональное отделение Всероссийского общества глухих и школы для детей с нарушениями слуха будут теснее взаимодействовать в решении вопросов совершенствования образования детей и организации их досуга. 

Читать дальше

о подготовке преподавателей жестового языка - обсуждение в МГЛУ

5 февраля в Московском государственном лингвистическом университете (МГЛУ) состоялась презентация программы профессиональной переподготовки "Преподаватель русского жестового языка". О необходимости подготовки преподавателей РЖЯ из числа слабослышащих и глухих носителей языка в нашей среде говорили давно. Напомним, программа профессиональной переподготовки "Преподаватель русского жестового языка" была разработана МГЛУ по инициативе Всероссийского общества глухих в связи с острым дефицитом квалифицированных преподавателей жестового языка в учебных заведениях. Ее цель – подготовить преподавателей из среды глухих и слабослышащих для преподавания русского жестового языка слышащим взрослым 

Уже осенью разработки МГЛУ вступили в практическую фазу, и было объявлено о предстоящем обучении и наборе желающих. Однако, при всей социальной значимости программы и солидности образовательной базы, имелся существенный для глухих энтузиастов минус – стоимость. Университет определил цену 9-месячного обучения при неполной двухдневной занятости в неделю в 119 тысяч рублей. Такая сумма даже при содействии ВОГ, которое в теории подразумевает оплату до 50% стоимости, оказалась весьма серьезной для потенциальных участников. Особенно в свете того, что перспективы применения полученного образования, мягко говоря, несколько туманны.

 Эти и другие вопросы волновали аудиторию, собравшуюся на презентации. Мероприятие проходило под председательством Ирины Краевой, и. о. ректора МГЛУ, Сергея Колесова, директора института непрерывного образования МГЛУ, и Анны Комаровой, директора ЦОГиЖЯ им. Г. Л. Зайцевой и главного идеолога обучения РЖЯ в МГЛУ. Пришли послушать презентацию около 20 глухих из Москвы и Московской области, а также из Иваново и Уфы. Для тех, кто не смог присоединиться, и жителей регионов была организована прямая трансляция с мероприятия, которая, по отзывам, проходила вполне успешно В ходе презентации были раскрыты содержание и продолжительность программы обучения. 

Различные разделы подробно пояснялись педагогами университета, ответственными за их разработку и преподавание. Наибольшее внимание в обучении, конечно, уделяется практическому курсу РЖЯ, кроме этого – изучаются лингвистика жестовых языков, психология и педагогика, методика обучения РЖЯ и другие направления. Представители вуза подтвердили, что после успешного прохождения курса и сдачи квалификационных испытаний (экзаменов и самостоятельных уроков РЖЯ) каждый слушатель получает в качестве документа диплом МГЛУ. 

Анна Комарова и Татьяна Давиденко пояснили, почему недостаточно быть просто грамотным и "чистым" носителем РЖЯ для того, чтобы автоматически иметь основание преподавать язык другим. Анна Анатольевна отметила: сама являясь CODA, она легко допускает, что кто-то из находящихся в зале может знать РЖЯ куда лучше, – но квалификация "преподаватель РЖЯ" не складывается исключительно из уровня владения языком. Необходимо разбираться в лингвистике, в психологии, в педагогических методах и методиках обучения, понимать, как работать с аудиторией, и многое другое. И, наконец, именно прохождение курса и получение диплома установленного образца дает право преподавания. В этой связи в ответе на один интересный вопрос из зала – можно ли адаптировать программу для обучения детей в школах грамотному ЖЯ? – разработчики указали, что, хотя программа не предусматривает такую специализацию, успешное завершение обучения даст новоиспеченным преподавателям возможность обучать любые возрастные группы. А значит, они смогут сами разрабатывать и адаптировать образовательный процесс как для взрослых, так и для детей. Следовательно, будет больше возможностей для заполнения пробелов в образовании глухих дошкольников и школьников и распространении проверенных моделей обучения. 

 Еще один вопрос касался адаптации курса в другом плане – можно ли тем кандидатам, которые уже имеют высшее педагогическое образование, рассчитывать на сокращенный вариант прохождения курса? Оказалось: да. Учитывая, что многие из получаемых при педагогическом образовании знаний включены и в программу переподготовки преподавателей РЖЯ, это рациональный и допустимый вариант. Пересчет стоимости также подразумевается. При таком раскладе возможность дистанционного обучения явно могла бы расширить поток заявок, но, пока такое обучение реально для лекционных занятий, возможность дистанционных практических занятий еще только рассматривается. Поэтому пока еще предусмотрена очно-заочная форма обучения в МГЛУ по этой программе. Спрашивали также про стандарт ЖЯ, по которому будет вестись обучение, про контроль за качеством преподавания… 

В целом, сессия вопросов-ответов была очень содержательной и позволила яснее представить вероятные перспективы. Многие после окончания презентации сразу воспользовались предложением организаторов заполнить заявки на обучение. Сергей Колесов объявил о старте обучения уже меньше чем через месяц – 1 марта. Оно состоится, если в группу наберут не менее 8 человек. Будем надеяться, все получится и желающие найдутся, потому что такая программа от одного из ведущих вузов страны в самом деле становится важной "ласточкой" в сфере профессионального образования глухих в России. Успешное развитие этой инициативы может повлиять и на процессы в образовании глухих детей, и на культуру глухих, и на их возможности в трудоустройстве. 

 Мнение Анны Комаровой Действительно, это очень полезное начинание. Впервые высшее учебное заведение в России предлагает такое нужное направление профессиональной подготовки. Однако абсолютно новым назвать его нельзя – в 1993 году Г.Л. Зайцева готовила группу глухих преподавателей РЖЯ в рамках британского проекта, интенсивные курсы подготовки "инструкторов РЖЯ" состоялись в 2001 и в 2012 гг. (последний раз совместно с МГО ВОГ). Краеугольным камнем успешности программы является тщательный отбор кандидатов в учители РЖЯ. Здесь важны не корочки о высшем образовании, а свободное владение настоящим жестовым языком, "чувство языка", в том числе и русского словесного, педагогическая интуиция. Именно поэтому заочный набор в группу просто по факту подачи заявления и оплаты курса вызывает большие опасения. Надеюсь, что будут возможны собеседования, в том числе по скайпу. 

 Презентация и обсуждение в МГЛУ - Всероcсийское Общество Глухих www.voginfo.ru 

Читать дальше

ПЕРЕВОДЧИКИ ЖЕСТОВОГО ЯЗЫКА В ЕВРОПЕ: СУХИЕ ЦИФРЫ – НЕОЖИДАННЫЕ ФАКТЫ  

Статья Анны Анатольевны Комаровой

Совсем недавно от Майи де Вит я получила книгу-справочник 2016 года “Жестовый перевод в Европе”. Майя де Вит, известный переводчик жестового языка Нидерландов, американского жестового языка и международных жестов, с 2006 до 2012 гг. возглавляла Европейский форум переводчиков жестового языка, неоднократно была в России, выступала на наших международных конференциях. Она представляет интересы переводчиков жестовых языков (ПЖЯ) в Совете Европы, в Европарламенте. Майя - первый переводчик ЖЯ, которая стала членом Международной ассоциации переводчиков конференций. С 2000 года она проводит регулярный мониторинг положения ПЖЯ в Европе, и последний справочник стал уже 5-ым изданием с подробной, наболее точной информацией. 

 В опросе 2016 года приняли участие 45 стран Европы, причем не только члены ЕС, а почти все члены Совета Европы. По сравнению с первым обзором 2000 года не только больше чем вдвое увеличилось количество стран / регионов, но и появилась новая информация о процедурах контроля за качеством перевода и рекламаций, обслуживании слепоглухих, работе квалифицированных глухих переводчиков, возможностей обучения, трудоустройства и условий труда, оплаты работы. 

Информация изложена максимально четко и доступно: основные блоки по организациям ПЖЯ, профессиональному образованию и трудоустройству представлены в трех главах, дополнительные сведения в даны в таблицах в приложении, основные данные также изложены по каждой стране отдельно.Какая же вырисовывается картина с современным состоянием жестового перевода в Европе?

 1. В анкетировании приняли участие 36 независимых организаций переводчиков, в большинстве случаев представляющих страну, в ряде случаев – языковой регион (например, 3 организации в Швейцарии и 2 в Бельгии или самостоятельная оргнизация ПЖЯ в Шотландии). В Албании, Армении, Боснии, Грузии, Латвии, Люксембурге, Мальте и Украине организаций ПЖЯ нет, хотя в Латвии и Украине действуют советы по проблемам ПЖЯ при обществах глухих. Старейшие организации переводчиков в Швеции (1969), Дании, Норвегии, Франции, Шотландии и Финляндии (1982), последние ассоциации ПЖЯ были созданы в 2011 году в Исландии, Португалии и на Кипре. Далеко не всегда членами ассоциаций ПЖЯ являются все переводчики страны, как например, в Румынии, России, Польше; более половины всех переводчиков 18 стран являются одновременно членами национальных организаций ПЖЯ. Есть крохотные организации, как в Бельгии и Швейцарии, или гиганты с более чем 500 членами (Испания, Германия, Финляндия, Англия и Уэльс). Традиционно профессия ПЖЯ воспринимается как “женская” и, увы, цифры лишь подтверждают это мнение. Если сравнить в процентном соотношении количество мужчин и женщин в национальных организациях ПЖЯ, то 20 и более процентов мужчин – переводчиков в Испании, Франции, Италии, Греции, Кипре, Сербии, Хорватии и Косово, а в Бельгии нет ни одного! В последние годы особое значение приобретает работа глухих переводчиков – подчеркну, квалифицированных переводчиков ЖЯ, получивших какое-либо профессиональное образование, а не просто “глухих с улицы”. Глухие профессионалы выполняют разные виды перевода: это может быть перевод с / на письменный словесный, то есть субтитрирование или переводы письменных текстов на ЖЯ; перевод между разными национальными жестовыми языками или международный перевод; перевод для слепоглухих; перевод с калькирующей жестовой речи на национальный ЖЯ и обратно. Почти все страны отмечали либо отсутствие, либо недостаточное количество программ профессиональной подготовки глухих переводчиков. Например, в Болгарии переводчиками также работают 10 глухих преподавателей БЖЯ, но преподаватель и переводчик – это разные профессии! Относительно приличное количество квалифицированных глухих переводчиков в Англии, Литве, Сербии, Германии, Австрии и Румынии. В Швеция первая группа глухих ПЖЯ получила профессиональное образование летом 2016 года. Россия может хвастаться глухими переводчиками лишь за счет тех, кто закончил курсы переводчиков-сопровождающих для слепоглухих при МГППУ. 

 Иногда от переводчиков можно услышать: “Зачем мне какая-то организация? Что я с этого буду иметь?” Ассоциации ПЖЯ предлагают своим членам разнообразные услуги и бонусы, например, помощь в профессиональной переподготовке, участие в семинарах и конфернциях, предоставление работы, решение конфликтных ситуаций с клиентами, лоббирование интересов ПЖЯ на разных уровнях, контроль за соблюдением условий и оплаты труда и т.п. Суммы годовых членских взносов очень рознятся – от бесплатного членства в Словении, Сербии, Хорватии и Румынии до 345 евро в год в сытой Швейцарии. В основном, членами ассоциаций являются только переводчики, но иногда допускаются и студенты, и преподаватели ЖЯ. Во многих странах в разные годы были попытки создать жесткую систему регистрации ПЖЯ по примеру США, основной целью которой является защита профессии от “левых неспециалистов”. Однако пока контролем за ситуацией могут похвастаться лишь 12 стран, среди которых в одном ряду с Англией и Швецией стоят Армения (7 человек) и Украина (324 ПЖЯ). В большинстве стран ПЖЯ обязаны подтвержадть свою квалификацию. Участники опроса впервые отвечали о возможностях подачи жалоб на качество перевода или неэтичном поведении одной из сторон. В 26 странах существует процедура подачи рекламаций, где-то этим занимаются внутри ассоциации, где-то есть независимые комиссии. Практически все отметили, что в странах далеко не все знают о возможностях подачи жалоб, а если и знают, то лишь около 50% реально подают рекламации. В обзоре упомянули возможность защиты самих ПЖЯ от недобросовестных глухих клиентов, например, внесение их в “черный список” за неоднократную неявку к ПЖЯ на перевод (Москва). В целом, о необходимости создания четкой и прозрачной системы разбора жалоб обеих сторон процесса перевода говорили как молодые, так и более опытные организации ПЖЯ. 

 2. Вторая глава исследования посвещена возможностям профессионального образования в странах-участницах обзора. Всего в регионе действует 87 разноуровневых образовательных программ. Большинство относительно “благополучных” стран Европы уже перешли от краткосрочных курсов подготовки переводчиков к годичным курсам, а затем к университетским программам на уровне бакалавриата. Такие программы действуют в 28 университетах 17 стран. Подготовка ПЖЯ на уровне магистратуры существуют в 10 странах, причем только в одной Франции они открыты в 5 университетах. В 13 странах есть сертифицированные программы на уровне колледжа. Например, в Испании в 50 (!) профессиональных образовательных центрах действуют 2-годичные программы подготовки переводчиков, а в университет принимают уже квалифицированных переводчиков, а не “с нуля”, как в большинстве стран Европы. В Нидерландах невозможно получить работу переводчика без диплома бакалавра. В большинстве стран Восточной Европы нет сертифицированных курсов поготовки ПЖЯ, зачастую это просто краткосрочные курсы. В этих странах по-прежнему, в основном, работают дети из семей глухих. Никаких постоянно действующих программ нет в 12 странах, в том числе Албании, Армении, Мальте, Сербии, Словакии. В Турции Министерство образования поддерживает курсы ЖЯ при местных муниципалитетах, состоящие из двух этапов. Однако преподавание на таких курсах не всегда отвечает современным требованиям к знаниям по жестовому переводу. В справочнике приводится таблица с указанием всех учебных заведений со сроками обучения, количеством студентов, даются графики по выпускникам и студентам, обучающимся в настоящее время. По выпускникам с колоссальным отрывом лидирует Испания за счет обучающихся в образовательных центрах по всей стране – свыше 15 тысяч окончивших эти курсы! Казалось бы, РФ также занимает лидирующее положение по количеству студентов 2016 года (194), но если учесть масштабы страны, то цифры резко бледнеют на фоне Норвегии (190 студентов) или маленькой Дании (127 человек). 14 стран предлагают программы подготовки переводчиков для слепоглухих, и лишь несколько университетов дают специализацию по переводу в сфере медицины, образования, юриспуденции, международных жестов. 

 3. Третья глава посвещена проблеме занятости и трудоустройства. В 2016 году в опрошенных странах работали 8,5 тысячи переводчиков, от 2 человек в Люксембурге до одной тысячи ПЖЯ в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии. В 28 странах ЕС работает 6 555 ПЖЯ. 64% всех респондентов отмечали нехватку ПЖЯ по следующим причинам: 1) слишком большое количество глухих на одного переводчика; 2) большинство ПЖЯ работает не полный рабочий день; 3) нет государственной системы перепоготовки ПЖЯ; 4) нехватка ПЖЯ, работающих по специализации, особенно в правовой сфере; 5) работа ПЖЯ не является основной специальностью из-за недостаточной оплаты труда; 6) ПЖЯ предпочитают работать в обществах глухих: 7) неравномерное распределение ПЖЯ по регионам страны; 8) в некоторые сезоны ПЖЯ отказываются работать. Одновременно, девять стран подтвердили избыток ПЖЯ, а именно: в Дании университет ежегодно выпускает 15-40 новых ПЖЯ; в Финляндии проблема с безработицей среди ПЖЯ; в Италии для ПЖЯ недостаточно работы в целом; в Люксембурге выручает сотрудничество с ПЖЯ из Германии; Норвегия и Португалия не объяснили причины; Словения и Испания считают, что ПЖЯ и так слишком много; в итальянской части Швейцарии слишком мала потребность в переводческих услугах. Безусловно, цифры о количестве работающих ПЖЯ в странах не имеют абсолютно никакого смысла пока мы не знаем количества глухих потребителей переводческих услуг и, таким образом, не сможем выявить количества глухих клиентв на одного переводчика. Справочник приводит и эти, очень важные цифры. Цифры по количеству глухих пользователей услугами ПЖЯ мне лично представляются достоверными, за исключением каких-то фантастических количеств глухих в Германии, Франции, Болгарии, да и некоторые другие страны несколько “вольно” отнеслись к статистике. 

Данные этих стран вызывают очень сильные сомнения, так, судя по цифрам, в каждом подьезде 9-этажного дома в Болгарии должны проживать как минимум двое глухих. Таким образом, и не всем цифрам о количестве глухих на одного переводчика можно доверять (за предоставляемые данные отвечают национальные ассоциации ПЖЯ, а не составители справочника). В среднем, среднее количество глухих на одного ПЖЯ – 160; количество глухих в регионе – около 1,4 миллиона. Вызывают доверие статистические данные по Скандинавии и большинстве стран Западной Европы. Явным лидером является Финляндия (8:1), за ней следуют Дания и Норвегия, Исландия, Швеция и Нидерланды (10:1, 12:1, 17:1, 19:1). В Англии соотношение 1 к 70, в Шотландии положение похуже -1 к 87. В РФ, вероятнее всего, один переводчик на 156/160 глухих. Румыния и Болгария замыкают список, действительно, 46 действующим ПЖЯ в Болгарии очень трудно обслужить “армию” из 120 тысяч глухих (2609:1!). С правами на переводческие услуги дело обстоит еще более сложно. Каждая страна в Европе имеет свои собственные законодательные акты, условия, регулирующие предоставление переводческих услуг. Для стран ЕС общим является лишь одна законодательная директива от октября 2010 г., связанная с правом на перевод при рассмотрении уголовных дел. Участники опроса на вопрос о юридических правах глухих на жестовый перевод должны были ответить “есть”, “частично есть” и “отсутствуют”. Отрицательные ответы получены из Албании, части Бельгии, Португалии, Сербии (одна организация) и Франции. 23 респодента дали положительные ответы. Практически без ограничений правами на перевод пользуются глухие в Грузии, Испании, Норвегии, Финляндии; во многих странах права ограничены какой-либо сферой деятельности (например, при получении государственных услуг, в здравохранении, социальной жизни, образовании), либо ограничены определенным количеством бесплатных часов (например, в Латвии и Венгрии по 120 часов в год, Нидерландах лишь 30 часов в год или 480 часов при получении образования в Латвии, неограниченное количество часов до 30-летнего возраста при получении образования в Нидерландах). В половине стран интересы глухих на получение переводческих услуг лоббируют общества глухих, только в 3% случаев этим занимаются исключительно организации ПЖЯ. В 33 странах глухие сами, без посредников, заказывают себе переводчиков, в 11 странах существует он-лайн интеренет служба. В 23 странах это можно сделать через организации ПЖЯ или через общества глухих. По формам трудоустройства единой картины также нет, во многих случаях переводчики связаны с какой-либо организацией или агенством, но одновременно могут работать и независимо (по лицензии). В “свободном плавании” пребывает лишь 7% ПЖЯ, “привязаны” к одному месту работы 9% ПЖЯ. В обзоре приводятся подробные таблицы где кто и за что платит: на работе, в образовании, в здравохранении, в правовой сфере и даже в театрах.

 Очень любопытными мне представляются данные по официальному признанию национальных жестовых языков. Первым в Европе был признан щведскй жестовый язык (1981), в 1995 были признаны ЖЯ в Финляндии, Литве и Словакии. Одними из последних были признаны ЖЯ в Сербии, Шотландии, Хорватии (2015), а в 2016 официальный статус получил ЖЯ Мальты. В 9 странах законов о ЖЯ нет, это: Болгария, Грузия, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Черногория, Швейцария.Одним из последних, но всех интересующих вопросом, был, конечно вопрос об оплате – сколько же получают переводчики за час работы и какова средняя ставка штатного ПЖЯ? Цифры, конечно, очень разные: от 30 евроцентов в Армении до 120 евро во Франции. От 20 до 40 евро за час получают ПЖЯ в Португалии, Литве, Венгрии, Финляндии, Мальте, Кипре, Словении, Италии, Норвегии, Швеции, Ирландии, Бельгии, Англии и Уэльсе. От 50 до 80 евро еще в 11 странах, например, в Черногории (!) и Германии. В 15 странах также учитываются расходы и время на дорогу. Разброс в минимальной средней зарплате штатников в год без учета налогов также очень велик: от скромных 550 евро в Латвии и Хорватии до 30 тысяч евро в Швеции и 40 тысяч евро в Англии. 

Последний вопрос анкеты посвящен условиям труда ПЖЯ. По сравнению с предыдущим опросом в 2012 году ситуация не изменилась в 21 стране, ухудшилась в 7 странах и улучшилась в 17. Любопытно, что в ухудшении ситуации в Дании винят новую систему тендеров, в результате которой выигрывают организации, предлагающие дешевые и менее качественные переводческие услуги, у переводчиков уведичивается время работы, но не оплата; в Финляндии ПЖЯ вынуждены работать в условиях жесткой конкуренции, уменьшается количество штатных ПЖЯ; в Англии и Шотландии сокращено государственное финансирование; в Италии просто винят экономический кризис, а в Венгрии сокращение финансирования не дает возможности переводчикам работать в паре. К положительным сдвигам в эпоху кризиса многие страны относят большее социально-политическое признание профессии и понимание необходимости предоставления переводческих услуг в разных сферах жизни. 

 Очень надеюсь, что такая пестрая картина по положению глухих, статусу национального жестового языка, переводчикам и переводческим услугам поможет нашему обществу глухих, ассоциации переводчиков жестового языка РООО “ОПЖЯ” и отдельным переводчикам определить приоритеты и ориентиры для дальнейшего соврешенствования системы переводческих услуг России.                                    

Читать дальше

Исследование нейрональных основ языка 

Центр образования глухих и жестового языка им.Г.Л.Зайцевой совметсно с Московским государственным лингвистическим университетом и Университетским колледжем Лондона проводит  экспериментальное исследования нейропластических процессов головного мозга, связанных с освоением нового языка.

В рамках исследования глухие и слышашие участники изучают Британский жестовый язык под руковдоством глухого педагога из Великобритании.

ОБучение глухих иностарному жестовому языку проходило в апреле, а на днях группа слышащих закончила первый модуль обучения.

Исследованию предстоит устновить, с какими зонами мозга связан визуальный язык и как эти зоны развиваются в процессе оубчения.


Читать дальше

 в москве прошла конференция "Образование и жестовый язык" 

На этой неделе, 25 апреля, на базе Московского городского педагогического университета состоялась Городская научно-практическая конференция "Образование и жестовый язык". Организаторами конференции выступили Московская городская организация ВОГ и Департамент образования города Москвы. В конференции приняли участие руководители и педагоги образовательных учреждений, организаций, ученые, научные сотрудники, представители и члены общественных организаций, переводчики РЖЯ, родители детей-инвалидов по слуху. В ходе конференции подняли острые и насущные проблемы, связанные с образованием глухих детей. Мы остановимся на наиболее ярких и интересных моментах выступлений дня. 

Одна из организаторов конференции "Образование и жестовый язык" Анна Комарова больше 25 лет ратует за билинвизм в обучении глухих детей.

Анна Комарова, директор ЦОГиЖЯ, добавила к вышесказанному, что глухой может ВСЕ, нужно только одно – убрать барьеры и дать ему возможность реализоваться. Надежда Чаушьян, ее коллега по билингвистическому эксперименту, который проводила Галина Зайцева, председатель объединения глухих учителей (МОГУ), признала, что давно назрела необходимость выработать стандарт использования ЖЯ в образовательном процессе, определить, в каких случаях требуется задействовать его в полной мере, а в каких – дозированно. Посетовала на недостаток научных исследований и работ в этом направлении. 

Повторила высказанный ранее тезис: в первую очередь необходимо руководствоваться интересами ребенка, а не своими "высокими педагогическими потребностями". Преподаватель МГПУ, на территории которого проходила конференция, Виктория Томсон отметила значимый в педагогической практике факт: "Важно для ребенка понимать смысл слова, тогда уже можно постепенно переходить на устный метод обучения". Глухие дети, в отличие от слышащих, воспринимают мир исключительно визуально, через глаза, тут ЖЯ им очень сильно поможет в интеллектуальном развитии. Как ребенок наберет нужную базу – уже смело учить говорить можно будет. 

Людмила Жадан и Наталья Соловейчик в схожей форме рассказали про проблему использования жестового и устного языков в процессе обучения, указав на факт, что устный метод или КЖР не дают полного погружения в предмет. Особенно в отношении нюансов и правил русского языка – тут только с помощью ЖЯ можно понять некоторые сложности русского языка: к примеру, совершенный и несовершенный виды действий, правила двух согласных и так далее, а это, в свою очередь, отражается на изучении математики, правила которой даются на русском языке. Наталья Мельничук, преподаватель географии в "Центре на Павелецкой", призналась, что варьирует использование устного метода с РЖЯ в зависимости от возможностей учеников. Кинула камень в огород других школ – некоторые коллеги воротят нос от "Центра на Павелецкой", поговаривая, что там "не тот контингент обучающихся". Но при этом на Павелецкую воспитанники будто бы "правильных" школ поступают неподготовленными. 

Яхнина Е.З., профессор кафедры инклюзивного образования и сурдопедагогики МПГУ, предложила глухим написать сами программу, в которой прописали бы роль и место ЖЯ в образовании.

Любовь Олтаржевская, директор ГБУ "Городской психолого-педагогический центр Департамента образования города Москвы", сформулировала мысль, что в работе в данной сфере приоритет должен отдаваться созданию среды, в которой дети могли бы сами развиваться. Она рассказала, что в Москве учатся более 60 тысяч детей-инвалидов или с ограничениями здоровья, из них более 2000 детей – с нарушениями слуха. 

Председатель МГО ВОГ Владимир Базоев представил обзор положения глухих школьников в системе образования, подтвердил озвученные ранее цифры – более 2000 глухих учащихся в школах и детских садах. Раскритиковал текущее состояние дел в образовательной сфере, привел данные анкетирования на молодежных форумах, которые собираются уже более 10 лет: динамика показывает падение уровня образования глухих школьников. Базоев вновь задал вопрос, почему при паритете глухих и слышащих родителей в управляющих советах школ глухие родители практически не представлены либо присутствуют в незначительном меньшинстве.

Одним из пиков конференции стало выступление Виктора Паленного, главного редактора журнала "ВЕС", который тонко обозначил проблему аудизма во взаимоотношениях между глухими и слышащими фразой: "Интеллект и умение говорить – не тождественны". Он призвал слышащих сурдопедагогов к сотрудничеству с глухими и слабослышащими учителями, знающими проблему "изнутри", к изучению и активному использованию их опыта. 

Выступивший следующим Максим Ларионов пояснил, что правовой статус РЖЯ позволяет обучать на жестовом языке на любом уровне, и все упирается в сами школы, их руководства и управляющие советы. Школы до сих пор пребывают в заблуждении, что только устная речь позволяет ребенку интегрироваться в общество в наибольшей мере. Минуя важные аспекты в обучении ребенка, они проводят антигосударственную политику, лишая государство потенциальных налогоплательщиков. 

В целом было сделано несколько различных интересных и актуальных докладов по проблемам дошкольного и школьного образования, которые охватывали широкий круг вопросов, связанных с повышением качества образования глухих детей. Большинство участников конференции отметили важность использования РЖЯ в образовательном процессе, а в завершение подготовили резолюцию для подачи в Департамент образования города Москвы и в Министерство образования и науки РФ. 

Материалы сайта www.voginfo.ru

Читать дальше
Загрузить еще